Село Тростье (Покров) – родовая вотчина князей Оболенских-Тростенских и дворян Нарышкиных

Как часто приходится констатировать, что теряется часть многовековой истории не только Калужской земли, но и России. Сколько в России городов и местечек, игравших в прошлом не последнюю роль, не имеют обстоятельного исторического описания! Есть города, о которых даже ничего неизвестно, что было с ними 300 или 200 лет назад. Документы истреблены временем или тлеют в архивах, и часто ни одна рука не касается их. К таким местечкам, растерявшим на дороге Истории информацию о своём славном прошлом, принадлежит и маленькое село Тростье.

Село Тростье расположено на территории бывшего Оболенского уезда, а ещё ранее – Оболенского княжества. Оболенский уезд – бывшая вотчина князей Оболенских, и во многом, именно благодаря этому, уезд являет собой уникальную историческую провинцию. Москва не терпела удельных князей ни в Твери, ни в Рязани, ни в Воротынске, ни в Серпухове, ни где-либо еще на Руси. А Оболенские князья и их вотчины на Протве и Суходреве явили собой счастливое исключение не более, чем в 100 км от Москвы.

Уезд в те поры занимал долину в нижнем течении реки Протвы от села Спас-Загорье до села Бор. Северная часть уезда была занята громадным хвойным лесом, раскинувшимся на водоразделе Протвы и Нары, с селами Покров и Тростье в центре зеленого моря. На востоке Оболенский уезд граничил с землями Тарусского и Серпуховского уездов. На западе – с Малоярославецким, а на юге – с Калужским уездами.

Первые упоминания о селе можно найти в документах начала ХV века, хотя в официальных документах современного периода указывается более ранняя дата – 1360 год.

В самом начале 14 века на территории Оболенского уезда селились уже многие ветви князей Оболенских, ведущих свою родословную от «самого» Рюрика. Фамилия древняя, «корни» уходят вглубь веков, в ХV столетие. Говорят же иногда: «история России – история рода Оболенских, а история рода Оболенских – это история России».

Во второй половине XV века Тростенское княжество выделяется из состава Оболенского княжества. Дело в том, что оно досталось в удел третьему, младшему сыну удельного князя Андрея Константиновича – Александру Андреевичу Тростенскому (князь XVII колена). Помимо села Тростье, им, князьям Тростенским, принадлежало и расположенное поблизости село Буриново.

Ранее считалось, что название села «Тростье» происходит от фамилии князей Тростенских, но в настоящее время имеются и другие точки зрения: именно владение этим уделом стало основой княжеской фамилии. Тростенские – княжеский род, Рюриковичи, ветвь князей Оболенских.

Центром удельных владений князя Александра Андреевича Оболенского стало село Тростье.

Старшими братьями князя Александра Андреевича были Иван Андреевич, за свою мстительность получивший прозвище Долгорукий, и Василий Андреевич Щербатый. Они стали родоначальниками других ветвей рода Оболенских1.

Князь Александр, третий сын Оболенского князя Андрея Константиновича, стал первым и последним удельным князем Тростенским, поскольку его сыновья уже числились на службе у других князей, в частности – у Старицких, а потом и вовсе перешли на московскую службу. В 1494 году Тростенское княжество было присоединено к Москве2.

Известно о князе Александре Андреевиче немного: в 1445 году он участвовал в сражении с татарами под Суздалем и был убит.

У князя Александра Андреевича Тростенского было три сына (князья XVIII колена):

– Тимофей Александрович, имевший четырех сыновей, один из которых был бездетен, а двое других имели бездетных сыновей. Род Тимофея Александровича продолжил еще на несколько колен его младший сын – Иван Тимофеевич, прозванный Глухим;

– Андрей Александрович Голодный, отец трех сыновей, один из которых был бездетным, а у двух других сыновей были бездетными дети, и

– Иван Александрович Колышевский, отец бездетного сына Ивана Ивановича Бородатого (XIX колена).

Итак, потомство в XVIII и последующих коленах продолжали (см. Рис. 1.):

а) дети Тимофея Александровича:

1) Петр Тимофеевич (XIX кол.), отец трех бездетных сыновей – князей (XX кол.): Дмитрия Петровича Губастого, Никиты Петровича и Федора Петровича Лобана, убитого при штурме Казани (20 октября 1552 г.),
2) Федор Тимофеевич (XIX кол.), отец трех сыновей бездетных (XX кол.): Федора Федоровича Студицкого, Петра Федоровича и Ивана Федоровича, прозванного Тетеревек,
3) Осип Тимофеевич не имел детей,
4) Иван же Тимофеевич Глухой имел одного сына – Ивана Ивановича Козлика (XX колена);

б) дети Андрея Александровича Голодного были:

1) Федор Андреевич, бездетный (XIX колена),
2) Андрей Андреевич, отец Федора и Андрея Андреевича (XX колена), тоже бездетных,

Князья Тростенские. Генеалогическая таблица
rusgenealog.ru/index.php?id=gen_table&table_id=gen_rk_74

Ветвь князей Оболенских. Родоначальник, кн. Александр Андреевич Оболенский во второй половине XV. получил в удел село Тростье. Но уже его сыновья числились на службе у других удельных князей. В XV и особенно в 1-й половине XVI века князья Тростенские служили в основном по уделам и потому особых высот при дворе и на воинской службе не достигали. Род угас в 1607 году.


Рис. 1. Генеалогическое дерево князей Тростенских

3) Тимофей же Андреевич Немой (XIX колена) имел сына (XX колена) Петра Тимофеевича и внука от него (XXI колена) Василия Петровича.

В отношении потомства князя Василия Петровича сведения из различных источников расходятся. Так, общепринятым является мнение, что воевода, князь Василий Петрович является последним князем Тростенским − он был убит в Путивле в 1607 году (в некоторых источниках – в 1606 году)в схватке с казацким самозванцем Петрушкой. На нем род князей Тростенских прекратился.

Но «Большая биографическая энциклопедия» (издание 2009 года)3 указывает, что князь Василий Петрович имел сына Афанасия:

Тростенский Афанасий Васильевич кн. (1611, 1616, 1636-до) ~Мария 1636 1С: Вас. Петр.

Сведения о сыне князя Василия Петровича – Афанасие (Офонасие, праправнуке князя Андрея Александровича Голодного Тростенского), а также о его вдове Марье и дочери Дарье содержатся в Переписной книге за 1627–1629 годы (они будут приведены чуть позже).

Младший из трех братьев, Иван Александрович Тростенский-Колышевский – князь, воевода. Летом 1519 года водил полк правой руки «з Белой к Витепску», затем состоял в Дорогобуже 2-м воеводой. В 1520 году – 4-й воевода «по крымским вестем» в Кашире. В 1521 году во время нашествия хана Мухаммед-Гирея послан 5-м воеводой на Угру. Оставил единственного сына – Ивана Бородатого.

Старший брат Ивана Александровича – князь Тимофей Александрович Тростенский – воевода. В 1486 г. «посылал князь великий к Магмедиминю царю (казанскому хану Мухаммед-Эмину) воевод своих … да князя Тимофея Тростенскова по Цареве Магметаминеве присылке, что хотел братью свою выдать великому князю, и князи казанские воли ему не дали, хотели Магмедеминя самого убить, и Магмедемин ушел к великого князя воеводам, и князи ему добили челом, и Магмедамин пошел к ним опять в город на царство». В августе 1495 года водил полк левой руки «из нувогородские земли … на свейские немцы». В феврале 1500 года упоминается в чине свадьбы князя В.Д. Холмского и великой княжны Федосьи Ивановны: «…в поезду был» среди прочих детей боярских. В том же году водил полк правой руки к Путивлю. В мае 1512 года отправлен со сторожевым полком 1-м воеводой на Угру против «Ахмат-Гирея з братьею. А как царевичи пошли с украины», оставлен был со своим полком на Угре.

Высокого положения в Боярской Думе князья Тростенские не занимали. Князья Тростенские служили в основном по уделам и потому особых высот при дворе и на воинской службе не достигли. Упоминания о князьях Тростенских в доступной литературе редки и малочисленны.

Так, наиболее известный из князей Тростенских князь Тимофей Александрович Тростенский упоминается в разрядных книгах 1486-1512 гг.

Еще одно упоминание о князьях Тростенских найдено во «Вкладной и кормовой книге Московского Симонова монастыря»4 и свидетельствует, что в роду Тростенских были и монахи. К сожалению, записи этого времени велись не по порядку, а потому точно установить дату не представляется возможным (по крайней мере, на сегодняшний день).

«Дал князь Иосиф Тимофеевич Тростенской по своем отце, иноке князе Тихоне, и по своей матери, инокине княгине Анастасие, и по своем брате князе Василие, и по себе в дом Пречистые Богородицы 40 рублев. А как князь Иосиф преставится, и дали по нем прикащики его Матвей Володимеров сын Тороканов да Салтан Федоров сын Засецкой 10 рублев. Поминати их во вседневном списке и в сенадице, доколе и монастырь Пречистыя Богородицы стоит, а из списка их не выгладити».

Князь Тростенский Иосиф Тимофеевич упоминается в Разрядных книгах в 1527–1534 гг.

Земли, первоначально составлявшие удельное княжество, постепенно расширялись. Так, сыновья, внуки и правнуки князя Александра Андреевича Тростенского (князь Иван Тимофеевич, князь Иван Федорович) упоминаются в «Списке с грамоты царя Ивана Васильевича 1550 года о жаловании поместьями».

«Другая статья. В другой статье дать детям боярским поместъя по 150 четвертей. …

Князи Оболенские: … Князь Иван Княж Тимофеев сын Тростенского, Князь Иван Рыжков Княж Тимофеев сын Долгорукого, …».

Статья третья. В третей статье дать детем боярским поместья в Московском уезде по 100 чет. …

Оболенск: Князь Иван Княж Михайлов сын Долгорукова, … Князь же Ивашко Федоров сын Тростенского».

Позднее, по крайней мере, часть Тростьевской волости – село Буриново перешло, видимо, в род Ивана Александровича Тростенского-Колышевского. Он получил «дополнение» к основной фамилии-прозвищу — «Колышевский» – от старинной родовой вотчины князей Тростенских в селе Колышево на реках Протва и Колышовка под Оболенском.

Одно из первых, близких к нашему времени, упоминаний о селе Тростье можно найти в тексте «Подлинной писцовой книги поместных и вотчинных земель в Оболенском уезде» 1627–29 гг. Это описание выполнено Федором Шушериным и подъячим Иваном Максимовым5.

«По Гдрве црве и великого князя Михаила Федоровича сеа Руси по грамоте РЛЗ (1629) году за приписью дьяка Бажена Степанова за вдовой за княз Офонасевым женой Тростенского за княгиней Марьей да за князя Офонасеева же за ево дочерью за княжной Дарьей старинная родовая мужа ее княж … вотчина село Колычево на реке Протве и на речке на Колышовке, а в нем храмъ Ржство Хрство пуст, а у церкви места дворовые причетников.

За ним же по тои ево скаске за рекоъ Поротвой да к дрвне Буриново пустош, что было село Спасское Починок тож на ръчке на Оложъ, а в нем был храм Спаса Преображеня …В вотчине село да дрвня да сорок семь пустошей»6.

Сыновья Афанасия Тростенского потеряли удел и перешли на службу к Старицким князьям. Род князей Тростенских пресекся в связи с убийством в 1607 году последнего князя их рода Василия Петровича Тростенского, и земли отошли в Казну.

Вскоре, спустя несколько лет, земли князей Тростенских перешли во владение Нарышкиных. Сын Ивана Ивановича Нарышкина Полуэхт Иванович (Полиевкт, прадед Петра Великого), получил от Шуйского за московскую осаду грамоту на вотчину под Тарусой. Уже в Дозорной книге Оболенского уезда 1613 года можно видеть запись:

«…Треть за Полуектом Нарышкиным»…7.

Несколько лет спустя Полуэхт Иванович, помещик села Покровского, значился «жильцом в торусской десятине 1622 года. В 1627–29 гг. Полуехт Иванович служил городским дворянином в Тарусе.

Вотчина чаще всего выступала в виде награды за заслуги перед государством и царем. Род Нарышкиных исправно служил Московскому государству. Так, Иван Семенович участвовал в казанском походе и погиб в 1552 году. Его брат Дмитрий был в 1576 году осадным головою в Рыльске, Василий Иванович и Григорий Васильевич в 1558 году при Иване Грозном состояли воеводами в Великих Луках и в Свияжске (соответственно). Борис Иванович погиб в немецком ливонском походе в 1516 году, где был головой в большом полку, а его брат Иван Иванович пал под селом Красным8.

Род Нарышкиных, согласно одной из родословных легенд, происходит из Богемии от фамилии Нарисци, которая в древние времена имела во владении город Эгер (Егру), находившийся в Германии на границах Богемии (теперь это север Венгрии).

Согласно другой версии, прародителем Нарышкиных является крымский татарин Мордка Курбат, выехавший в 1465 году в Москву на службу к Ивану III и получивший русское прозвище Нарыш (Нарышко – уменьшительное). Нарыш был окольничим у великого князя Ивана Васильевича и имел в службе сына Забелу-Федора и внука Исака9 (Рис. 2).

Обе версии происхождения рода Нарышкиных являются непротиворечивыми. Дело в том, что до вторжения в Крым монголо-татар (1223 г.) там жили половцы, славяне, армяне, греки и др. народности. Вполне возможно, что и Нарисци приехали в свое время из Богемии. Окончательно вопрос не может быть решен, пока не найдены соответствующие исторические источники.

Если придерживаться только второй версии, то в основе прозвища или имени основателя рода Нарышко, вероятно, лежит заимствованное из персидского и тюркского языков слово nar, означающее «мужественный, храбрый, благородный человек»10. По-видимому, он занимал в Крыму высокое положение, если в России сразу стал окольничим.

Последние исследования утверждают, что родовое гнездо Нарышкиных находилось именно в Тростье. Кроме того, ряд современных исследователей родословной Романовых считают, что именно здесь, в Тростье, в 1651 году родилась будущая царица Наталья Кирилловна Нарышкина11.

Четыре сына младшего брата Полуехта Ивановича – Филимона (Федора) – были преданными сподвижниками молодого Петра, причем два старших сына, защищая царя, были убиты и истерзаны стрельцами, а младшие – Матвей Федорович и Григорий Федорович – стали его боярами.

Уже к 1627 году Полуехт Иванович владел «414 четвертей в поле». В Боярской книге 7135 года (1627 год) в числе дворян по городу Тарусе показан: «Полуехт Иванов сын Нарышкин. Поместный оклад ему 600 чети; служит по выбору».

Таким образом, еще в начале XVII в. дед царицы Натальи Кирилловны принадлежал и по окладу поместному, и по службе, к числу значительных помещиков Тарусских: владея 600 четей, он служил по выбору, т.е. в первой статье дворян.

Когда владелец села Полуехт Иванович Нарышкин был убит под Смоленском в 1633 году, вотчина перешла к его детям и родственникам.

А вот список поместных дворян Оболенского уезда 1627-29 гг. В нем значатся:

«Торушенин Фома Иванов-Нарышкин, вдова Пелагея Иванова Матв. Нарышкина жена – селцо Комарево (Комарово);

Полуехт Иванов-Нарышкин – жереб села Покровского, дер. Тростье;

Василий Поликарпов Нарышкин – треть села Покровского (Покров)»12.

Сельцо Комарево (Комарово) стоит на суходоле над речкой Чичера среди поля, отовсюду окруженного большим лесом водораздела Протвы и Нары, у сел Покров и Тростье. Сейчас оно небольшое, «наполняется» жителями преимущественно в летние месяцы. Но сохранившаяся в селе церковь Параскевы Пятницы, покровительницы купцов, может указывать на то, что в сельце Комарово издревле кипела жизнь, оно было местом торгов, а значит, местом встреч жителей двух речных долин Протвы и Нары.

«За торушенином за Фомой Ивановым сном Нарышкиным да за Матвеевой за вдовой за Пелагъе за Ивановой женой Нарышкина в помъстье по вводной грамоте РЛД (1626) году … селцо Комарево на суходоле, да к селцу Комареву припущено в пашне село Потаповское Степановское тож. А в селце была церковь Пятницы Порасковьи, да в нем на том церковном месте часовня. Да в селце двор ихъ помъщиков, да двор задворнова их человека Ефтихъеика Дементьева …»13.


Рис. 2. Генеалогическое древо Нарышкиных. ru.wikipedia.org/wiki/Нарышкины

Соотнесём этот фрагмент текста с родословной Нарышкиных. Жившая в поместье в 1627-29 гг. в помещичьем дворе в Комарово, вдова Пелагея, супруга Ивана Нарышкина, по-видимому, является прабабкой царицы Натальи Кирилловны и прапрабабкой Петра I.

Помещик села Покровского Полуехт Иванович Нарышкин, дед царицы Натальи Кирилловны, в 1622 году значился жильцом тарусской десятины. В 1627–29 гг. Полуехт Иванович служил городским дворянином в Тарусе. В 1633 году скромный тарусский дворянин сложил голову под Смоленском.

Уже в начале ХVII столетия в селе Тростье была построена деревянная церковь Покрова Пресвятой Богородицы. В писцовой книге Оболенского уезда за 1627–1629 гг. записано: «За Полуехтом Ивановым сном Нарышкиным в помъстье по выписи с отказных книг отказу серпуховского губного старосты Елисъя Цвиленева РЛД году (1626 г.) два жеребя села Покровского, а жеребеи того села Покровского за Василем Нарышкиным. А в селъце церковь Покрова Святеъ Бдцы древяно клецки верхъ, без пенья, службы нет, строене церковное помъщиково да мирское приходных людей…

… за ним же в помъстье два жеребья деревн Тростья а трете жеребеи тоъ дрвни за Васильем Нарышкиным

… сена по ръчке по Оложе вверх ивим семьдесят копен…»14.

Сын Полуехта Ивановича, Кирилл Полуехтович Нарышкин, появился на свет в 1623 году и стал обладателем поместья в 850 четвертей земли, а первые 36 лет жизни получал годовой оклад в 38 рублей.

Еще в начале ХХ века на территории возле храма Покрова Богородицы были найдены несколько старых могильных плит – три больших плоских могильных камня.

«Камни лежали на северной стороне храма в трех аршинах от угла трапезни. От времени они позеленели и покрылись мхом, но сохранили на лицевых сторонах надписи церковно-славянского шрифта начала XVII века.

На первом камне было две надписи, одна из которых гласила: «Лета 7160 года преставился раб Божий младенец Иоанн Федорович Нарышкин», а другая: Лета 7160 года преставилась раба Божия младенец Мавра Нарышкина». Для Руси 7160 год от сотворения мира соответствовал 1652 году от Рождества Христова.

На втором камне отчетливо проступала надпись следующего содержания: «Лета 7160 года преставилась раба Божия девица Агрипена дочь Полиехта Ивановича Нарышкина, а погребена в его вотчине в Оболенском уезде в селе Тростье у церкви Покрова Пресвятой Богородицы» (сестра Кирилла Полуэктовича).

Последний камень, как и первый, содержал две надписи: первая из них гласила: «Лета 7160 года преставился раб Божий младенец Авраам Кириллович Нарышкин» (брат Натальи Кирилловны), а вторая – «Лета 7160 года преставился раб Божий младенец Владимир Федорович Нарышкин»15.

В 1652 году в Калужском крае свирепствовало какое-то моровое поветрие (вероятнее всего – оспа), уносившее (в основном) детей младенческого возраста. Имеются сведения, что в 1652-1653 это заболевание распространилось и в Москве.

Сходство по отчеству и фамилии, а также сохранившиеся в селе Покров предание ясно подтверждают, что покоящаяся под средним камнем девица Агрипена есть не кто иной, как тетя (сестра отца) будущей царицы Натальи Кирилловны. Под камнем справа, ближнем к церкви, лежит младенец Авраам Кириллович, брат Натальи Кирилловны, который со временем мог быть старшим дядей Петру I»16.

В 1658 году Кирилла Полуэхтовича в боярских книгах называют стряпчим. Далее Кирилл из ротмистров рейтарского строя, в полку благоволившего к нему Матвея Аркомовича (Сергеевича) Матвеева, поднялся в 1666 году до головы (полковника) стрелецкого полка («полковника рейтарского строя»).

От супружества с Анной Леонтьевной Леонтьевой у Кирилла Полуехтовича 22 августа 1651 года родилась дочь Наталья Кирилловна (1651–1694 гг.). Анна Леонтьевна пережила и мужа, и дочь и умерла 02 июня 1706 года.

Когда царь Алексей Михайлович избрал в жены Наталью Кирилловну, карьера ее отца пошла в гору столь стремительно, что Кирилл Полуехтович обошел и своего давнего покровителя Андрея Матвеева. По завершении свадебных торжеств 07 февраля 1671 года Кирилл Полуехтович был произведен в думские дворяне, а когда его дочь Наталья родила царю сына Петра, в тот же день Кирилла Полуехтовича вместе с Андреем Матвеевым возвели в окольничие. В 1673–76 гг. Кирилл Полуехтович уже боярин и служит дворецким царицы и первым судьей в приказе Большого Дворца.

«Книги переписные Оболенские переписи Михаила Григорьевича Вешнякова да подъячего Ивана Житкова 1678 году генваря» указывают, что боярин Кирилл Полуехт. Нарышкин» владеет сельцом Тростье, сельцом Комарово и дер. Колодези. При этом владеет им как поместьем! и является третьим из 40 крупных уездных помещиков-землевладельцев: в этот период он владеет землями, на которых проживает 553 человека!

«За боярином Кириллом Полуехтовичем Нарышкиным селцо Тростье, а в нем двор помъщиков … селцо Комарово … да за ним же боярином дрвня, что была пустошь Колодези (8 дворов крестьянских, 5 дворов людских, 55 человек)17.

Кирилл Полуэктович, отец царицы, был первым богачом среди Нарышкиных. В пяти пожалованных ему вотчинах ему принадлежало до 88 тыс. крестьян.

Сын Кирилла Полуехтовича, Иван Кириллович Нарышкин, родившийся в 1658 году, уже в 1678 году владеет, как приданым за женой Прасковьей Алексеевной Лыковой, вотчиной — деревней Троянова (18 дворов, 79 человек), а как помещик – половиною деревни Спасское (д. Спас-Загорье), д. Городенки, половиной деревни Казариново.

«За Васильем Поликарповым сном Нарышкиным в помъстье трет села Покровского».

Василий Поликарпович Нарышкин в 1640–1677 гг. служил дворянином московским. Именно он стал последним в своей ветви рода.

После смерти царя Алексея Михайловича Кирилл Полуэктович был лишен своей должности главного судьи в приказе Большого дворца.

Кирилл Полуехтович Нарышкин пережил мятеж стрельцов при воцарении его внука Петра I. Стрелецкий бунт 15 мая 1682 года не только лишил его двух сыновей – Ивана, ведавшего Оружейной палатой, и Афанасия, которых изрубили стрельцы. И Иван и Афанасий не оставили после себя детей, двое младших сыновей также умерли бездетными. Сам отец Натальи Кирилловны был насильно пострижен в монахи и сослан в Кириллово-Белозерский монастырь.

Почил Кирилл Полуехтович, как считается рядом авторов, в 1693 году в возрасте 78 лет, окруженный почестями и богатством. Заметим, что год его смерти точно неизвестен. Имеются сведения, что его смерть наступила в 1691 году.

После смерти Кирилла Полуэктовича все его богатство перешло оставшемуся в живых его сыну Льву Кирилловичу (1664–1705), за вычетом небольшой части его племяннице Наталье Мартемьяновне, вышедшей замуж за князя В.П. Голицына.

Отправляясь в 1697 году в длительное заграничное путешествие, Петр I назначил Лва Кирилловича первым (после князя Ф.Ю. Ромодановского) членом совета для управления государством, а в 1690–1702 гг. он возглавлял Посольский приказ.

По смерти Льва Кирилловича имение его перешло к двум его сыновьям − Александру Львовичу и Ивану Львовичу: «за внучаты его Александром Львовичем и Константином Львовичем Нарышкиными» (Книга переписная Оболенского уезда 1715 г. РГАДА, ф.350, оп 1., д.367, л. 449об.).

Чуть позже, в материалах переписи 1719-1721 гг. также указывается, что село Тростье принадлежит Александру и Иоанну Львовичам Нарышкиным. «В том же селъ Тросте вотчин Александра да Иоанна Львовичеи Нарышкиных объявленных по скаскам 719 г. … Итого в окладе надлежащих двесте восемдесят четыръ члвка … Новорожденных пятдесят члвкъ»18.

А что же Храм? В этой же переписи содержится упоминание о и нём: «В селе Тросте црков Покрова Бдцы. При ней действително служащих: поп Иван Перфильев семидесяти осмии и … всего девять члвкъ»19. С этого времени даже в официальных документах наименование села Тростьё появляется в следующих вариантах: Покров-Тростьё, Тростьё (Покров). В 1711 г. храм сильно пострадал от пожара, но был восстановлен. В 1888 г. был построен каменный храм, сохранившийся до наших дней (Рис. 3).


Рис. 3. Храм Покрова Святой Богородицы с. Тростье. Современный вид

Александр Львович Нарышкин (1694–1746) в возрасте 14 лет был отправлен в Голландию для изучения морского дела. Через 13 лет он возвратился и был определен в Адмиралтейскую контору, в 1724 назначен директором Морской академии, московской и других школ, «обретающихся в губерниях», в 1725 году – президентом Камер-коллегии и директором Артиллерийской конторы.

При императоре Петре II из-за вражды с А.Д. Меньшиковым подвергся опале и ссылке в дальние деревни. В царствование Анны Иоанновны был президентом Коммерц-коллегии, с 1733 г. – сенатором. Александр Львович был женат на Елене Александровне Апраксиной (ум. 1767 г.), имевшей придворное звание статс-дамы и гофмейстрины.

У Ивана Львовича была дочь, вышедшая замуж, как говорили, за Разумовского. От нее в род последнего перешли 44 тыс. крестьян, т.е. половина недвижимых имений, принадлежавших Кириллу Полуэктовичу.

Другая половина старинного Нарышкинского имения, как утверждает Карнович, разделилась между двумя сыновьями Александра Львовича: обер-шенком Александром Александровичем и известным во времена Екатерины II обер-шталмейстером Львом Александровичем.

Александр Александрович (1726–1795), обер-гофмаршал, затем обер-шенк Высочайшего двора, в 1768 г. назначен сенатором. Был женат на Анне Никитичне Румянцевой (1730–1820), получившей придворное звание статсдамы и гофмейстрины, имевшей влияние при дворе императрицы Екатерины II.

Его брат, обер-шталмейстер Лев Александрович (1733–1799), являлся, по словам князя М.М. Щербатова, «главным любимцем» императора Петра III и «помощником всех его страстей». В то же время он принадлежал и кругу императрицы Екатерины II, где его любили за веселый и живой нрав. Он занимал видное место при дворе императрицы. Сама Екатерина II ценила его как остроумного собеседника. В столичном обществе он славился своим хлебосольством. Был женат на Марине Осиповне Закревской (1741–1800), племяннице последнего гетмана Малороссии графа К.Г. Разумовского.

По богатству своему считался наравне с гр. Строгановым, и о нем, как и о Строганове, Екатерина II говорила, что он делает все, чтобы разориться, но никак не может достигнуть этого.

Судебный процесс против Румянцевых оставил имения во владении сыновей Льва Александровича – Александра и Дмитрия.

Дмитрий был женат на Марье Антоновне Четвертинской. Их сын, Эммануил Дмитриевич, родившийся в 1815 году, был известен своей благотворительностью.

Заглянем во времена более близкие к настоящему.

Сегодняшний день древнего села

Деревня Тростье – административный центр поселения, которое входит в состав МО «Жуковский район» и включает 10 населенных пунктов: деревня Тростье, деревня Трояново (население 16 человек, 2007 год), деревня Макарово, деревня Комарово (17 человек, 2007 год), деревня Барсуки, село Покров, село Буриново, Госкомплекс «Таруса», Буриновское лесничество, Макаровское лесничество.

Население Тростье (на 01.01.2011 года) – 753 чел.

Площадь – 420 га.

День деревни Тростье отмечается каждый год вместе с праздником Покров день 14 октября.

На территории сельского поселения находятся четыре памятника, где захоронены воины, погибшие в годы Великой Отечественной войны. В деревне Комарово находится могила партизанки Татьяны Бандулевич, которая была зверски убита немцами в 1941 году.

Тростье находится в центре знаменитого охотхозяйства Министерства обороны «Барсуки», которое с 2002 г. было преобразовано в государственный заказник федерального значения «Госкомплекс «Таруса» ФСО РФ. В разное время его посещали Н.С. Хрущев, Г.К. Жуков, Л.И. Брежнев, А.Н. Косыгин, Рауль Кастро, М.С. Горбачев, Б.Н. Ельцин, В.С. Черномырдин и др. руководители федерального уровня. В последние годы в «Тарусу» наведывались Михаил Фрадков и Владимир Путин с супругой. Село живет за счет эксплуатации этого Госкомплекса.

В селе с 1999 г. работает элитная частная школа-пансион «Солнечная», оборудованная по самым современным стандартам и где применяются передовые педагогические методы.

Текст О.А. Святкина

*Данный материал взят из книги «Приобнинский край. Город и окрестности. История и современность» (труды обнинского краеведческого объединения «РЕПИНКА»)



1 www.russianfamily.ru/t/trostenskii.html
2 Славянская энциклопедия. Киевская Русь – Московия: в 2-х т. Т. 2 / Авт.-сост. В.В. Богуславский. – М.: Олма-Пресс, 2001. – 816 с. − с. 524-525…
3 Большая биографическая энциклопедия, 2009, biographical-encyclopedia.info/
4 Вкладная и кормовая книга Московского Симонова монастыря, л. 51 об., сайт www.sedmitza.ru
5 РГАДА, фонд 1209, опись 1890, ед хр. 325.
6 Там же.
7 РГАДА, ф.1209, оп.2, ед.хр.10359, лл.912-934.
8 Крупичатов В., Горолевич И. Калужские корни Петра I. Калужские Губернские Ведомости (приложение к газете «Весть») №10 (10).
9 Гудзь-Марков А.В. История Серпуховского и Оболенского уездов – М.: Зеркало, 2003. – 336 с.
10 Пыляев М.И. Старая Москва. Рассказы из былой жизни первопрестольной столицы. – СПб.: Паритет, 2002. – 608 с., ил.
11 Ливанова Н. Калужский край – истоки царские. Весть (Калуга), 10.06.2010. Материалы Международной научно-практической конференции «У истоков российской государственности.
12 РГАДА, фонд 1209, опись 1890, ед хр. 325.
13 Там же.
14 РГАДА, фонд 1209, опись 1890, ед хр. 325…
15 Калужские епархиальные ведомости − № 23 от 15 декабря 1872, с. 603–604.
16 Калужские губернские ведомости, 1873, № 89.
17 Водарский Я.Е. Опыт составления исторических карт землевладения Серпуховского и Оболенского уездов по переписным книгам 1678 года. – М.: Наука, 1968, С. 281.
18 РГАДА, фонд 350, ед. хр. 3091, опись 2
19 РГАДА, фонд 1209, опись 1890, ед хр. 325.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.