Обнинское литобъединение им. В.Н. Глазанова. Истоки

Я хорошо помню апрельский день 1953 года, когда мы появились на Обнинской земле, так хорошо, что мне кажется, что это было вчера…

В яркий солнечный день апреля 1953 сидели мы, несколько семей приехавших из Челябинска-40, в палисаднике школы имени «Шацкого» на проспекте Ленина и ждали пропусков на территорию ФЭИ, которые нам вскоре и вынесла Мария Сергеевна Стрижова.

В первый же вечер нашего пребывания в посёлке Малоярославец-1, как тогда назывался Обнинск, услышав музыку, мы, бывшие «Маяковцы», отправились на её зов и попали на летнюю танцплощадку, распложенную среди вековых сосен. Впечатлений – интересных, радостных и новых – тьма. А когда луна посеребрила дорожки, нас, вновь прибывших, приятно поразил световой журнал, так называемая радиогазета, которая начала свою жизнь в посёлке Малоярославец-1 в начале 50-х. Создателем её, художественным вдохновителем и единственным цензором был В.Н. Глазанов, а участниками – В. Турчин, Г. Смиренкин, П. Ушаков, Б. Шеметенко, Л. Дольская, А. Абрамов и др. Для радиогазеты использовалась музыка обычных патефонных пластинок, на которые наносилась запись стихов или песен, критикующих недостатки, огрехи начальства и сотрудников. Слайды рисунков П. Ушакова, сопровождающие тексты радиогазеты, проектировались вначале на самодельный экран, а впоследствии на весь киноэкран ДК ФЭИ. Радиогазета была самостоятельным, буквально ничейным, органом. А так как главным и единственным её руководителем был В. Н. Глазанов, то за ним было последнее слово. В этот незабываемый вечер я была в таком восторге от увиденного и услышанного, так громко выражала свои чувства, что на меня обратили внимание. Первым подошел ко мне знакомиться высокий, стройный красивый молодой человек, с черными горящими глазами, и, едва познакомившись, предложил участвовать в институтской стенгазете «Вперед». Это был редактор стенгазеты незабываемый Виктор Макаров. Кстати, световая газета, несомненно, была сестрой стенгазеты «Вперед», недаром многие ее участники являлись и членами редколлегии стенгазеты. И тут же я познакомилась с Владимиром Николаевичем Глазановым и другими, не менее известными, людьми и с того момента стала активным участником сми на объекте «В». Кроме того, я сразу же была приглашена участвовать в Литературном объединении под руководством В.Н. Глазанова.

Итак, с первых шагов на Обнинской земле я познакомилась с этим необыкновенным человеком, великим учёным и великим гражданином своей страны, и стала участником первого Литературного объединения Обнинска вернее, посёлка Малоярославец-1) под руководством В.Н. Глазанова.

Я стала членом литературного объединения в мае 1953 года. Создано оно было ещё в 1950 году. Вначале это был просто кружок художественного чтения и его участники, как правило, были и участниками художественной самодеятельности. Посещая его, они учились хорошо читать прозу и стихи. Сам Владимир Николаевич на институтских вечерах делал это блестяще, ведь недаром уже в 1950 году он возглавлял так называемый Худсовет самодеятельности. Чаше всего он читал отрывки из «Поднятой целины» и «Они сражались за Родину» Шолохова. Когда он читал рассказы о деде Щукаре, то зал взрывался от смеха, и вместе с залом особенным, громким и заразительным смехом
заливался и сам рассказчик. Кроме того, в избытке обладая чувством юмора, Владимир Николаевич сочинял и мастерски читал пародии на известных поэтов.

Но бурно развивающаяся самодеятельность, стенные и радиогазеты, импровизированный телевизор – всё это требовало авторов, в том числе и стихотворных текстов. Появились свои поэты, которых было много среди талантливых физиков-лириков. Тогда стали на занятиях читаться и разбираться авторские произведения: в стихах и в прозе. Но занятия в первом литобъединение лаборатории «В» были нисколько не похожи на собрания нынешних литобъединений Обнинска. Тогда мы не только читали и разбирали собственное творчество, но и изучали творчество известных авторов(классику), а также только что вышедшие книги советских писателей − по всем правилам критики и литературоведения. И не просто пересказывали содержание произведений и опубликованную критику к ним, но должны были дать свою оценку произведения в целом и образам отдельных героев книги. Мы изучал творчество М.А. Шолохова, А.С. Пушкина, А.С. Грибоедова и др. Постепенно кружок самодеятельности превратился в настоящее литературное объединение, которым руководил В.Н. Глазанов. И в нем начали проводиться настоящие литературные конференции по произведениям известных писателей, а именно: «Искатели» Даниила Гранина, «Сталь и шлак» Владимира Попова, «Триумфальная арка» Эрих Мария Ремарк и др.

Но когда была назначена в ДК ФЭИ конференция, по только что вышедшей книги В.Д. Дудинцева «Не хлебом единым», нас постигла неудача. Мы тщательно готовились к выступлениям. Изучили розданные нам темы, разобрали образы, мы с нетерпением ждали своего выхода на сцену, так как на конференцию должен был приехать сам автор Владимир Дудинцев. И вдруг! Афишу сняли, конференцию отменили, книгу запретили, а Дудинцева объявили «автором, искажающим советскую действительность».

Занятия литобъединения проходили сначала в старой школе имени С.Т. Шацкого на проспекте Ленина, затем в ДК ФЭИ, после его открытия в 1954 г. Надо отдать должное и преподавателям школы им. С.Т. Шацкого, которые принимали самое активное участие в работе литобъединения. Особенно большую роль оказывала прекрасный учитель русского языка Ольшанская Софья Ильинична. К сожалению, она скоро покинула город. Среди больших энтузиастов литературных посиделок можно увидеть всё тех же известных людей, которые были звёздами самодеятельности или СМИ того времени, а именно: В. Случевская, Б. Шеметенко, Н. Исаев, В. Пупко, П. Ушаков, А. Малышев, Е. Ворожейкин и многие другие. Появлялись и такие, знаменитые ныне личности, как А.К. Красин, И.Т. Табулевич. Андрей Капитонович Красин однажды сразил всех участников, прочитав наизусть всю пьесу Грибоедова «Горе от ума». А Владимир Николаевич в это время, как всегда, сидя в кресле, только подавал команды: «Действие первое», «Явление такое-то» и так далее до последнего акта пьесы. Все были в восторге, но больше всех восхищался искусством А.К. Красина Е.Ф. Ворожейкин, который тут же переписал всех присутствующих в этот день на занятиях и заставил всех нас расписаться в его тетради. Я тогда еще не знала его хорошо, и мне это показалось странным. Лишь спустя годы мне стало известно, что так создавался знаменитый архив великого краеведа Е.Ф. Ворожейкина.

Иногда к нам «на огонёк» заглядывали уже состоявшиеся поэты того времени – Надежда Григорьева и Евгения Холина. Они читали своё и давали советы начинающим. Бывал и сам Сергей Городецкий, достойный сподвижник поэтов − кумиров серебряного века. Правда, тогда мало кто из обнинцев знал истинное величие и значение Сергея Митрофановича в русской литературе и в судьбе Сергея Есенина.

«Ну, поэт, как поэт», − говорил о нём Е.Ф. Ворожейкин, который узнал истину о Городецком, как и многие другие, значительно позднее. Сам С. Городецкий никаких подробностей о своей литературной биографии, о своей роли в судьбе С. Есенина никогда не рассказывал. На занятиях он просто читал свои стихи, давал начинающим поэтам тоже полезные советы. Он высоко ценил творческие способности В.Н. Глазанова, естественно, только в области литературы, в физике Сергей Митрофанович был не силён.

А еще с большим успехом у нас проходили самодеятельные спектакли, в которых играли и участники литобъединения и сам В.Н. Глазанов. И в роли актёра его принимали также тепло, как если бы он читал стихи или прозу.

Моё участие в литературном объединении под руководством Владимира Николаевича оставило большой след в моей душе. Особенно поражала необыкновенная интеллигентность и грамотность В.Н. Глазанова, его трепетное отношение к чистоте русского языка. На занятиях он внимательно проверял авторские работы, и у него менялось выражение лица, если в текстах он находил орфографические ошибки или слышал неправильно произнесённое ударение. Если же самодеятельным авторам удавалось создать что-нибудь остроумное, то как он умел заразительно и громко смеяться! И следом за ним хохотали и мы. Его смех означал, что автору удалось что-то стоящее, и тогда он произносил доброжелательно: «Пойдёт!». Или говорил сразу и просто: «Не пойдёт!» И терпеливо объяснял, почему «не пойдёт».

Тогда, глядя на него, нам и в голову не приходило, сколько в прошлом Владимир Николаевич перенёс страшных жизненных катастроф и потрясений. Ни о его аресте, ни о Соловках, ни о Норильске, ни о катаклизмах, связанных со статьёй 58, по которой он был осуждён в 1936 году, тогда нам не было ничего известно. Это станет явным только в конце 50-х – начале 60-х годов. И кто бы мог это предположить, глядя на жизнерадостного, уверенного в себе человека, обладающего талантами и в науке, и в литературе, и в актёрстве, и во многих других творческих ипостасях, о превратностях его судьбы? Поражал его внешний вид. Он казался великаном, сказочным богатырём, как бы собранным из крупных частей: большая голова и лоб, внушительный нос, крупные руки и широкие прямые плечи, а светлые ясные глаза так и лучились добрым светом и умом. От всей его фигуры веяло какой-то притягательной силой, что вызывало особые симпатии к нему.

Пересекались мои интересы с В.Н. Глазановым и на других дорожках, а именно в самодеятельности, в том числе и на сцене ДК ФЭИ. Доводилось мне с ним встречаться и на лыжне, и в лесных походах за грибами. Особую симпатию у меня вызывали его взаимоотношения с любимым замечательным псом – овчаркой Диком. Таким образом, и в отношении к четвероногим мы оказались с ним единомышленниками. Знаменательным было наше сотрудничество с Владимиром Николаевичем и на поприще образования, я тоже была в числе тех сотрудников ФЭИ, которые преподали в филиале МИФИ и Политехникуме. Моя работа в качестве преподавателя имела успех. Мне (с подачи В.Н. Глазанова) предложили перейти на постоянную работу в филиал МИФИ. Я с радостью согласилась, но мой новый начальник, Лев Александрович Маталин, на моё заявление наложил визу «возражаю», поэтому переход стал невозможен, по КЗОТу того времени. Конечно же, отказ Маталина меня расстроил, так как меня уже включили в штатное расписание вуза и составили персональное расписание занятий. Да и от Владимира Николаевича я получила выговор. Однако его попытка воздействовать на Льва Александровича Маталина успеха не имела. Так я и осталась, до выхода на пенсию, сотрудником ФЭИ. Как знать, может всё, что случилось, и к лучшему. Теперь с высоты сегодняшнего дня я нисколько не жалею, что осталась верна институту. Однако из всех моих творческих контактов с В.Н. Глазановым для меня самым важным было участие в его литобъединении, созданном для сотрудников ФЭИ. Именно это литературное объединение и творчество сотрудников ФЭИ и были основой культуры и литературной жизни на обнинской земле и стали истоком для литературной жизни нынешнего наукограда.

Вот поэтому, чтобы воздать должное памяти В.Н. Глазанова и чтобы его помнили и чтили не только В ФЭИ, но и в городе и стране, я в конце 1998 года, будучи автором восьми книг, организовала новое литературное объединение имени Владимира Глазанова. Название объединения вызвало недоумение. Многие задавали вопрос: «Почему Вы назвали литературное объединение именем ныне здравствующего врача Владимира Владимировича Глазанова?». И, наконец, сам В.В. Глазанов, сын великого учёного, работающий врачом на Скорой помощи, попроси меня: «Пожалуйста, добавьте в название литобъединения отчество моего отца!»

И с 1998 года и поныне в городском Клубе ветеранов действует литературное объединение имени Владимира Николаевича Глазанова. А в феврале 2001 года, перед 45-летием города Обнинска, Литературным объединением им. В.Н. Глазанова в городском Клубе ветеранов был проведен вечер памяти доктора наук профессора В.Н. Глазанова.

Это было незабываемое событие и потому, что на вечере присутствовали его друзья и коллеги – В.А. Романов, А.Г. Карабаш, В.С. Гудкова и др., а также жена сына В.В. Глазанова − Людмила Глазанова (ныне покойная) и его правнучка Настенька (ныне покойная), которая так была похожа на своего прадеда (в этом можно было убедиться, взглянув на портрет Владимира Николаевича, который висел на стене зала).

Вечер прошёл замечательно. Мы узнали много нового о судьбе и жизни В.Н. Глазанова. Самым главным сюрпризом этого вечера были подаренные Л. Глазановой ценнейшие документы из биографии Владимира Николаевича, его письма и рукописи, написанные его рукой. Это были отрывки недописанного романа. Впоследствии, прочитав рукопись, я пришла в восторг от писательского таланта Владимира Николаевича. Появилась мечта издать оставленные им главы такими, какими он их написал. Этот вечер снимали сотрудники телекомпании ТВЭЛ. И прежде, чем пустить полученную информацию в эфир, они провели опрос в ИАТЭ среди студентов: «Знаете ли Вы кто такой В.Н. Глазанов?».

К сожалению, большинство студентов ответило: «Нет, не знаем».

И это несмотря на то, что двадцатого апреля 1998 года в ФЭИ уже прошли торжественные мероприятия к 100-летию со дня рождения В.Н. Глазанова и ИАТЭ было решено в ближайшем будущем присвоено его имя, а на одной из стен института висел его барельеф.

Вот цитата из творческой работы Н. Хейрулиной, ученицы десятого класса гимназии №4 г. Норильска, выступавшей в Обнинске на научной конференции школьников «Юность. Наука. Культура»: «Можно сказать, что имя Владимира Николаевича Глазанова принадлежит сразу трём городам: Петербургу, где он родился и вырос, Норильску, где он провёл шесть трудных лет, и Обнинску, где он организовал первый и единственный в СССР Институт атомной энергетики и работал там до конца жизни. В.Н. Глазанов был необычайно талантливый человек. Своими трудами он сумел продвинуть науку далеко вперёд. С его работами знакомы учёные не только нашей страны, но и всего мира». Точнее о Владимире Николаевиче трудно сказать.


Рис. 1. Первый ряд слева направо: Г. Красина, А.К. Красин, В.Д. Салтыкова (Глазанова), В.Н. Глазанов, Ж.И. Козинцева (Ивлева), А.А. Борисова (Ушакова), П.А. Ушаков

Текст Н.М. Эпатова

*Данный материал взят из книги «Приобнинский край. Город и окрестности. История и современность» (труды обнинского краеведческого объединения «РЕПИНКА»)

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.