Дьяковские грузики. Гипотеза о предназначении

Как-то раз позвонил мне знакомый и рассказал, что нашел глиняную шестеренку непонятного назначения. При рассмотрении оказалось, что найден дьяковский грузик; позже знакомый мне его передал (Рис. 1).


Рис. 1. Левый грузик настоящий, справа мои копии

Относится находка к древностям раннего железного века. На территории Калужской и Московской областей современницей эпохи Древнего Рима была Дьяковская культура, датируемая III в. до н.э. – VI в. н.э. и являющаяся непосредственной предшественницей древнерусского периода. Название ей дано по селу Дьяково в черте современной Москвы, где в ходе раскопок городища в XIX веке впервые была выделена эта археологическая культура. Одним из характерных для культуры предметов оказались необычные керамические «шестеренки», получившие название «грузики Дьякова типа» (Рис. 2).


Рис. 2. Дьяковские грузики (из книги «Дьяковская Культура», под ред. Ю.А. Краснова. М., 1974)

Форма их различается, но, в целом, это конусообразные, реже дисковидные, глиняные или костяные предметы с отверстием по центру и насечками по периметру. Насечки есть на подавляющем большинстве предметов и являются обязательным атрибутом. Назначение грузиков до сих пор не было определено. Была выдвинута версия грузов от вертикального ткацкого станка, версия пряслица. Предполагалось и их ритуальное значение, связанное с духами предков. У археологов так часто бывает: раз назначение неясно, значит – ритуальный предмет. Грузики распространены во всем ареале Дьяковской культуры и очень многочисленны.

В литературе приведена классификация их по форме, есть много рисунков и фото. В книге «Дьяковская культура» отмечается наличие следов нитей внутри отдельных находок. Представительная коллекция грузиков собрана в окрестностях Обнинска и находится в Городском музее. В ходе работ на Огубском городище автор лично находил грузики и держал в руках (Рис. 3).


Рис. 3. Дьковский грузик с Огубского городища

Сложилось стойкое представление, что это какой-то очень распространенный бытовой предмет. Общее впечатление по внешнему виду – их делали по ходу хозяйственной деятельности из того же материала, что и кухонную посуду.

Грубая глина, с крупными включениями дробленого гранита. Некоторые грузики сделаны аккуратно, некоторые – небрежно. На некоторых образцах видны следы доработки – запиленное основание грузика, следы подпиливания насечек уже после обжига.

В книге «Дьяковская культура» упоминаются потертости на верхней части некоторых грузиков. Это не вяжется с предположением о ритуальности грузика, а больше свидетельствует об утилитарном назначении предмета.

Идея о возможном применении грузиков появилась неожиданно. Я участвовал в подготовке небольшого фестиваля ремесел. Изучали конструкции вертикальных ткацких станков, плетение поясов и тесьмы на дощечках. В литературе описано несколько способов плетения тесьмы и поясов. Даже надписи на них можно выткать, не только узор. Но относятся такие реконструкции уже к средневековью. Кому интересно, отсылаю к книге «Прыжок в прошлое» (Р. Малинова, Я. Малина. М.: Мысль, 19981).

Толчком к появлению идеи о возможном предназначении грузика стали сведения о том, что в раннем железном веке в Европе некоторые племена ткали ткань в форме трубы. Закалывали на плечах и получали одежду типа туники. Тут в голове и возникла картинка… Грузик, подвешенный на нити и заклиненный палочкой на манер рыболовного поплавка, служит разделителем пучка нитей или тонких кожаных ремешков, играющих роль основы в ткани, а отдельная нить заплетается по кругу. Так, как плетется корзина. Получается тканевая трубка или шнур. Вспомнились костюмы народов севера – эвенков, эскимосов, североамериканских индейцев. Всевозможные шнурки, бубенчики, подвески – непременный атрибут их костюма. Те же шумящие подвески и бубенчики-колокольчики, что и в археологии раннего железного века.

Для проверки гипотезы были изготовлены сначала картонные кружочки с насечками. Гипотеза подтвердилась. Даже моими мужскими пальцами легко и просто сплелся красивый шнур из шерстяных нитей (Рис. 4, 5).

Из 7 нитей на картонном кружочке получился тонкий шнур. Позже я попробовал сделать копии глиняных грузиков по аналогии с находками на Огуби (Рис. 1). С обжигом было не все просто и легко. Я сначала просто бросал их в угли, а они взрывались через 5-10 минут. Пришлось заложить грузик в кучу опилок, а потом разжигать огонь и поддерживать его в течение двух часов. Один грузик получился и даже очень похоже. На этой копии грузика из 15 нитей получился шнур потолще, 8 мм в диаметре (Рис. 6).


Рис. 4. Показываю, как плести на грузике. Этнографический лагерь «Берёзовый город», Обнинск, 2009


Рис. 5. Вот такой поясок из шнура получился


Рис. 6. Плетение «толстого» шнура

Дьяковский грузик оказался удобным приспособлением для плетения красивых шнуров. Выяснилось, что число ниток, а значит, и пазов грузика должно быть нечетным, иначе плетение по кругу не получается. Впрочем, это не особо важно. Если пазов четное количество, один можно просто не использовать. По моему опыту, для плетения шнурка даже не нужен челнок, все нитки вплетаются большим и указательным пальцами. Грузик висит на центральном шнуре, закрепленный палочкой, как поплавок на леске. Вокруг шнурка и ведется плетение. Удобный прием – прижать пучок нитей бедром, когда сидишь, тогда достигается достаточное натяжение нитей. Под грузиком пучок просто прихвачен нитяной петелькой, чтобы нити не соскакивали. То, что риски на реальных грузиках неровные и разной глубины, роли не играет. Лишь бы нити не путались.

Грузик важно сдвигать ниже после двух-трех оборотов заплетаемой нити, тогда шнур получается ровным. Если так не делать, то плотность шнурка будет увеличиваться по мере увеличения угла схождения нитей. Если угол острый, то шнур получается более рыхлым, но более декоративным. На грузиках можно вести плетение и двойной нитью. Получается весьма красиво, хотя работа сложнее.

Стало ясно назначение катушкообразных грузиков. Плотность шнура на грузиках зависит от угла схождения ниток основы. Чем меньше расстояние от диска до точки плетения, тем плотнее шнур. Но возникает сложность с протаскиванием нити. На катушке же остается пространство, где продергивается нить, а угол схождения нитей получается тупым. На таком грузике плетется очень плотный шнур (Рис. 7).


Рис. 7. Плетение «плотного» шнура

Таким образом, моя гипотеза состоит в следующем: дьяковский грузик является совершенно утилитарным предметом, вроде наперстка, и представляет собой миниатюрный вертикальный ткацкий станок для плетения декоративных шнуров. Грузик был непременным атрибутом женщины и, естественно, украшался, как позже украшались прялки.

Самые древние грузики – костяные, дискообразные – имеют неравномерную насечку – группы по 3–5 мелких зарубок. Это заставляет предположить, что вначале для плетения шнура использовались не нити, а пряди достаточно тонкого материала типа конского волоса. Может быть, с помощью таких грузиков заплетали волосы нитью, получая своеобразные косички типа дредов. Прядки распределялись по группам насечек и оплетались, скажем, кожаным шнурком или толстой нитью. Тут надо опробовать идею на девушке с длинными волосами, а такой «под рукой» пока не оказалось. Далее технология распространилась на шнурки уже из нитей, появились равномерные насечки.

Скорее всего, эта техника плетения шнуров оказалась позже вытеснена плоскими поясками в технике дощечек. Поздние типы грузиков, возможно, являются свидетельством такого вытеснения. Они чем-то похожи на ранние: число насечек невелико, шнурок плетется тоненький достаточно просто и быстро. Простой, повседневный. Большие грузики позволяли плести толстенькие нарядные шнурки, но не такие красивые, как плоские на дощечках, вот и ушли в историю.

Есть еще идея попробовать заплести в шнур круглый шарик, какие часто встречаются на памятниках раннего железного века. Мне представляется, что в такой шнур можно вплести характерные для этого периода бронзовые украшения – пронизки, у которых на оборотной стороне в ряд идет 2-3 петельки. Как это сделать, пока не очень ясно, надо пробовать. Такая вот фантазия.

Текст А.В. Степанов



1 Малинова Р., Малина Я. Прыжок в прошлое. М.: Мысль, 1998.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.