Кошка с собачьими манерами

В народе говорят: кошка привыкает к дому, а собака к хозяину.

В литературе описаны случаи, когда собака не отходила от могилы своего хозяина и умирала на ней. За своим хозяином собака готова следовать хоть на край света, не скучая по обжитому месту.

Не такая кошка. Если семья переходит на другое место жительства, то кошка, прожившая в прежнем доме несколько лет, когда её берут с собой, возвращается на прежнее место жительства. Так было и с нашей старой кошкой Блинкой. Её мы никак не могли приучить к новой квартире, она опять убегала на старое место. Но новые хозяева нашей прежней квартиры кошку не приняли и она жила на чердаке. После мы от ребят узнали, что её нашли на чердаке мертвой.

Привязанность кошек к месту жительства наблюдалась и во время Великой Отечественной войны. Немцы, отступая, жгли наши деревни. После пожара оставались лишь печи с торчащими ввысь трубами. И вот на этих остывших печках мы находили кошек, обитательниц сгоревших домов.

Сейчас я хочу рассказать о кошке, которая по повадкам была совсем не похожа на своих соплеменниц. Дело было в 1946 году в поселке, который после пуска Первой в мире атомной электростанции, превратился в город Обнинск. Колхозница соседней деревни Матрена, которая нам приносила молоко, однажды принесла молодую пёстренькую кошечку. Чтобы кошка прижилась, тетя Матрёна посоветовала заплатить за неё какую-либо денежную сумму, хоть копейку, что мы и сделали.

Эта кошечка с первых дней создала нам беспокойство и вот чем. В соседнем домике жила семья, у которой была корова. И когда корова вечером возвращалась с пастьбы домой, кошка ожидала её у дома, и как только та появлялась, кошка прыгала и кувыркалась перед ней. Корова пыталась поддеть кошку на рога, но та была необычно увертлива и не давалась корове. Корова сердилась, выходила из себя и мычала. Хозяйка коровы жаловалась нам, говоря, что будто бы корова из-за такого беспокойства сбавила удои и требовала кошку убрать. Нам ничего не оставалось делать, как только вечером, до прихода стада, кошку запирать и на улицу не выпускать.

В тот памятный год осень наступила рано, дождь лил день и ночь. А в нашей организации, будущем ФЭИ, было за правило работать кроме дневных часов ещё и ночью, с 10 до 12 часов. Ходить мне на работу надо было лесом и через глубокий Репинский овраг. Как-то раз, возвращаясь с работы домой ночью, я заметил, что на дороге что-то мелькает. Оказалось, что это бежит наша кошка.

Выяснилось, что она провожала меня ночью на работу и дожидалась с работы. Пока я находился на работе, она ждала меня на улице, несмотря на ливший дождь. Дежуривший у входа в служебное здание солдат говорил, что она ждет меня на улице каждый день. Он пытался её взять на руки, но она ему не давалась. Когда я шёл на работу или с работы, кошка бежала вперди меня, залезая иногда на дерево. Потом, проводив меня, она снова забегала вперед. Так продолжалось всю осень. Но сучилась беда. Преданная кошка заболела и умерла.

Воспоминание моего отца, Семёна Петровича Гудкова. Мы, папа, мама я, Гудкова Владилена, и мой брат Борис приехали в будущий город Обнинск из Иванова в 1944 году. Папа закончил учительскую семинарию в г. Киржаче и перед войной учился заочно в Московском университете на 3-м курсе мехмата. Он родился в 1899 году в деревне Ясюнино в 5 км от г. Иванова в семье ткачей. Заметка посвящена нашей жизни в первые годы в поселке на территории будущего Обнинска и рассказывает о простой и бесхитростной жизни его обитателей.

Текст С.П. Гудков1
старейший житель Обнинска


*Данный материал взят из книги «Приобнинский край. Город и окрестности. История и современность» (труды обнинского краеведческого объединения «РЕПИНКА»)

1 Воспоминания подготовлены его дочерью, В.С. Дмитриевой (Гудковой).

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.