Коллекция Владимира Шахрая

История города – это, в первую очередь, история людей, живших здесь, внесших свой вклад в науку, культуру или иную сферу жизни. Владимир Шахрай, несомненно, один из тех, кто действительно оставит свой след в истории города Обнинска. Его вклад – это и собранная им уникальная коллекция произведений изобразительного искусства, и его деятельность по организации первых художественных выставок в нашем городе. А коллекция, формированию которой он посвятил значительную часть своей жизни, могла бы стать предметом гордости Обнинска. Но пока, к сожалению, она остается мало известной.

Перед каждым серьезным коллекционером со временем возникает вопрос: какая судьба уготована его собранию – результату многолетнего кропотливого труда? Конечно, он хотел бы выставлять, показывать свою коллекцию людям. Решается же этот вопрос по-разному. Где-то организуются частные галереи, где-то такие коллекции в неделимом виде представлены в картинных галереях, зачастую служат их основой. К примеру, в Москве создан музей частных коллекций, где выставлены собрания коллекционеров. Но у нас в городе уникальная коллекция Шахрая до сих пор оказывается невостребованной.

Собирать коллекцию Владимир Шахрай начал еще студентом, когда увидел в доме своего учителя Глеба Борисовича Смирнова собрание работ известных художников – передвижников и других. С этого и началось его увлечение, переросшее в дело всей жизни. Коллекционирование началось с графики, поскольку она дешевле, а материальные возможности тогда большего не позволяли. Г.Б. Смирнов подарил своему ученику несколько работ. Были и другие дарители. В то время Шахрай подружился с внучкой князя Сергея Дмитриевича Урусова – Екатериной Алексеевной Фадеевой, которая подарила ему портрет тетушки Сухово-Кобылина работы некоего датского художника, жившего в России и принявшего православие (портрет был спрятан в ее семье в тридцатые годы, когда было опасно хранить такие вещи). Портрет этот в свое время висел в кабинете С.Д. Урусова в Твери, где он служил губернатором. Впоследствии Урусов был губернским предводителем дворянства в Калуге. Этим портретом позднее заинтересовался Музей крепостных художников (Музей Тропинина), и Шахрай передал его туда, так как там было наиболее полно представлено творчество этого художника.

В то время Шахрай, закончив учебу, уже работал в Обнинске преподавателем художественной школы. Здесь он занялся организацией художественных выставок. Первой выставкой, проведенной им в нашем городе, была выставка его учителя Г.Б. Смирнова. Она состоялась в городском музее на улице Победы, затем в Доме ученых (в ДК ФЭИ). Следующая организованная Шахраем выставка была выставка заслуженного художника России, скульптора-анималиста Ивана Семеновича Ефимова и Нины Яковлевны Симанович-Ефимовой, двоюродной сестры Валентина Серова. Так Шахрай сошелся с кругом людей искусства, объединявшим Фаворского, Дервиза, соученика Врубеля и Серова по Академии, семью Симанович и других. К слову, Маша Симанович – это знаменитая «Девушка, освещенная солнцем» Серова, написанная в имении Дервиза Домотканово Тверской губернии.

Поскольку в то время действовал строгий идеологический контроль, то для того чтобы провести выставку, требовалось разрешение городских партийных властей – надо было предъявить печатные издания, где были бы приведены работы этих художников. Если Ефимов был известным мастером и его работы хранились в Третьяковке, то Симанович-Ефимова была менее известна: ее живопись для того времени была достаточно дерзкой и смелой. Но все же был найден набор открыток-репродукций ее работ, напечатанных в советской типографии, и выставка с большим успехом демонстрировалась в детской художественной школе, затем была отправлена в Художественный музей Калуги.

В результате, эти две стороны деятельности Владимира Шахрая тесно переплелись – работа по организации выставок еще более сподвигла его к собиранию произведений искусства. Тогда же, в 1970-е годы, он знакомится с художницей Елизаветой Дмитриевной Чернявской, жившей в Малоярославце. Она училась у П.Д. Корина, затем в Венской академии художеств, до 1945 года жила в Вене, где была арестована советскими властями. После возвращения из лагерей поселилась в Малоярославце. Дружба с ней ввела Шахрая в компанию московских художников – И. Ефимова, И. Голицына, Нины и Дмитрия Жилинских, Шаховских, которые жили в знаменитом Красном доме в Чертаново. Этот трехэтажный дом был построен в 1930-х годах Фаворским, Ефимовым и скульптором Кардашевым, и там сформировалась среда художников, живших и творивших в нем из поколения в поколение. И сегодня там живут и работают многие художники – дочь Голицына, Дмитрий Шаховской, зять Фаворского, автор памятника Мандельштаму, который недавно установлен в Москве, и другие. От этих людей Владимир Шахрай получил немало работ в подарок. В этом гостеприимном доме он стал своим человеком, часто бывал там и общался с мастерами на чаепитиях и застольях, где обсуждались многие вещи, о которых в то время нельзя было говорить публично. Со многими людьми из того круга он до сих пор сохраняет дружеские отношения. Такие встречи расширяли познания молодого коллекционера в искусстве, способствовали его пониманию.

Скульптор Нина Жилинская передала ему несколько своих графических работ. Ее муж Дмитрий Жилинский – достаточно авторитетный человек, известный художник, признанный советской властью. Она же была протестным художником и очень независимым человеком и потому более известна в Европе. В России она была, да и по-прежнему остается, мало известной, но в профессиональной среде ее репутация очень высока. Жилинская передала Шахраю скульптуру «Взрослые и дети» – большую композицию размером в несколько метров, изображающую лежащие фигуры взрослых из черного металла и детей из шамота, играющих на музыкальных инструментах. Поскольку ни в своей комнате, ни в художественной школе поместить ее было невозможно, Шахрай передал скульптуру в музыкальную
школу. Об этом узнали в горкоме КПСС, посмотрели и потребовали немедленно убрать. Пришлось вернуть ее Жилинской.

Сейчас эта работа находится в Третьяковской галерее, в разделе современного искусства на Крымском валу. Конечно, хорошо, что скульптура обрела свое место, но печально, что ей не нашлось места в нашем городе. Так из-за идеологической цензуры Обнинск потерял ценное произведение искусства. В настоящее время по-прежнему мы лишены возможности иметь у себя в городе выдающиеся произведения искусства – теперь уже из-за экономических проблем, точнее, из-за отсутствия помещения для галереи. К сожалению, наш город в этом отношении выглядит весьма скудно, многие обнинцы считают, что городу нужна своя картинная галерея.

Но вернемся к событиям прошлых лет. В 1970-х годах выставочная деятельность Владимира Шахрая довольно успешно развивалась. Одной из самых значительных выставок в Обнинске стала выставка Владимира Андреевича Фаворского, крупнейшего графика европейского масштаба, иллюстратора, блестящего художника и философа, жившего в том же Красном доме. Выставка была организована в художественной школе, ее оформлением занимались преподаватели школы. Затем она экспонировалась в Доме ученых. Для художников города она стала событием, на ее открытие приехали многие известные мастера – Дмитрий Жилинский, Илларион Голицын и другие. Это было нечто совершенно необычное для нашего города. До того времени все местные художники варились в собственном соку, общаясь между собой, а тут они получили возможность пообщаться с крупными мастерами. Обнинск стал известен в художественных кругах Москвы тем, что здесь хорошо организуют выставки, хорошо принимают. Поэтому многие столичные мастера по сей день хотят проводить здесь свои выставки, очень многие приезжают на городские выставки в музее. Эта традиция сохраняется и сейчас.

Вскоре Шахраем совместно с Музеем истории города была устроена выставка семьи Жилинских – «Дом Жилинских», с работами Дмитрия Жилинского, его жены Нины, дочери Ольги. Затем он организовал выставку академика Иллариона Голицына. Голицына можно считать учеником Фаворского, хотя он и не учился у него как студент. Он был женат на внучке И.С. Ефимова, жил в Красном доме вместе с Фаворским, много общался с ним, многое перенял у него, и первые его работы были выполнены под влиянием Фаворского. Множество работ И. Голицына находится сейчас в коллекции Шахрая. Немало здесь и работ Андрея Васнецова, продолжателя рода знаменитых художников – братьев Васнецовых.

В семидесятые годы Владимир Шахрай вместе с начинающим тогда художником Александром Шубиным много ездил по окрестностям нашего города, собирая натурный фонд для художественной школы. В Боровске они однажды попали в старинный дом, где жила внучка Челищевых – помещиков, когда-то живших в Калужской области и построивших храм в селе Красное под Боровском, рядом с которым остались могилы их рода. Челищевы – известный дворянский род, идущий от потомков Ивана Калиты и, по преданию, от Вильгельма Люнебургского, прибывшего в Новгород в 1237 г. Первый Челищев, Михаил Бренко – двоюродный брат, племянник и оруженосец Дмитрия Донского, погибший в его доспехах на Куликовом поле. Следующий известный Челищев – Андрей, крестник Ивана Калиты, женатый на Марии Углицкой, внучке Калиты. Среди их потомков, большей частью эмигрировавших после революции, получил известность Павел Челищев (1898-1957), художник группы Дягилева, друг Джойса и Баланчина. Он прославился как основоположник мистического сюрреализма, предшественник Дали. Его картины находятся в Музее современного искусства в Нью-Йорке, а в Третьяковской галерее есть его картина, подаренная Баланчиным. Из ныне живущих в России потомков Челищевых известен московский поэт – Константин Кедров.

В доме родственницы Челищевых, Извековой, на изразцовой печке Шахрай увидел портрет, находившийся в плачевном состоянии – с дырками, с плесенью. Договорившись с хозяйкой о его приобретении, Шахрай не спал ночь от волнения. Портрет он отдал на реставрацию в Художественный музей Калуги, где его дублировали на новый холст. Это портрет одного из представителей рода Челищевых работы неизвестного художника, предположительно первой четверти XIX века.

Отец художника Александра Шубина дружил с военным врачом полковником Евгением Георгиевичем Лысенко, и рассказал, что у того хранятся остатки коллекции деда, известного художника-баталиста Самокиша (учителя Грекова, основателя студии художников-баталистов). Владимир Шахрай с Александром Шубиным посетили Евгения Лысенко, у которого оказалось много интересных вещей. Как известно, война раньше была немыслима без конницы, и как баталист Самокиш собирал все, связанное с кавалерией. У него были даже китайские и французские гравюры со сражениями и кавалеристами. Две из тех французских гравюр, изображающие битву под Аустерлицем, сейчас находятся в коллекции Шахрая. Тогда же им были приобретены и многие другие работы, в том числе немало рисунков и набросков Самокиша, работа Ладо Гудиашвили 30-х годов прошлого века, маленькая литография «Писарь-запорожец», а также два портрета XVIII века: один – русского морского офицера, другой – работы немецкого художника. Денег тогда, естественно, у преподавателя художественной школы было немного, но ему помогла Екатерина Алексеевна Фадеева (Урусова), давшая деньги со словами: «вернете, когда будет возможность». Эти портреты были отреставрированы в Третьяковке и сейчас находятся в коллекции Шахрая. Также им была приобретена конская попона ручной работы с гербом князей Голицыных; впоследствии она была передана Андрею Голицыну, который собирает все, связанное с его родом.

Чтобы атрибутировать картины, Шахрай обратился к известному коллекционеру, создателю музея крепостных художников (Музей Тропинина), Вишневскому. Вишневский в это время готовил выставку европейского портрета в ГМИИ им. Пушкина и попросил предоставить ему работу немецкого художника для экспозиции. К сожалению, вскоре он скончался, и выставка не состоялась. Шахрая тогда потрясла глубина познаний этого человека, его аскетический быт, в то время как у него были и работы Врубеля, и художников школы Леонардо да Винчи, и многое другие, весьма ценные. Это был истинный знаток, блестящий коллекционер. Вишневский говорил: «Как собирал картины Третьяков? Он был богатый человек, приходил, скажем, к Репину и говорил, напиши мне это или продай то. Он знал, что покупает. Я же нахожу картину порой на помойке или висящей где-то в грязи над умывальником. Я должен понять, что находится передо мной, атрибутировать и только потом отдать на реставрацию». Это образец того, как должен работать коллекционер – ведь надо знать, в какое время написана картина, какими красками тогда пользовались, иначе можно необратимо разрушить картину при реставрации.

Формирование коллекции Шахрая продолжается и поныне. Его собрание известно работникам Обнинского городского музея, художественной общественности Малоярославца и Калуги. К нему нередко обращаются, чтобы он посмотрел работы. Он просматривает все антикварные лавки, посещает антикварные салоны. В антикварной лавке в Боровске он приобрел работу Бакста, которую сдал на продажу один боровский чиновник: эта работа принадлежала его бабушке, когда-то служившей у директора Монетного двора в Петербурге. Один из шедевров коллекции – работа Борисова-Мусатова, художника, рано ушедшего из жизни, а потому работы его редки даже в музеях. Одно из последних приобретений Шахрая – работа Анатолия Зверева, одного из самых известных современных художников. Как оказалось, Зверев жил в наших местах, в деревне рядом с Боровском, у женщины, которая приютила его у себя, понимая его значение как художника. Сейчас там сохранилось только пепелище на месте дома, где он жил.

Работы Петра Кончаловского попали к Шахраю от Натальи Чулковой, которая занималась в студии Николая Ярославского и решила продать две имеющиеся у нее работы Кончаловского. Эти работы П.П. Кончаловский подарил доктору Николаеву, который, в свою очередь, подарил их матери Чулковой. Графическую работу Шишкина «Срубленное дерево» Шахрай приобрел в Художественном салоне в Москве, где она продавалась как «возможно» принадлежащая Шишкину. В Третьяковке эксперты подтвердили, что это подлинная работа Шишкина.

Неравнодушен Шахрай и к искусству примитивистов. В его собрании есть две ранние работы калужского художника-примитивиста Еременко, известного под псевдонимом Валерий Пароход. Представляет интерес и работа Довженко, библиотекаря, которая начала заниматься живописью после сорока лет, и других.

По крохам собирались работы Афанасия Куликова – известного художника, жившего в Малоярославце. Куликов более известен как автор лубков, но он был хорошим живописцем и иконописцем, учеником Серова и Коровина. Часть его работ были приобретены Шахраем в семье Куликовых, одна в ужасном состоянии в Боровске. Еще одну работу привез внук основателя Музея 1812 года в Малоярославце (эту работу его деду подарил сам Куликов). В собрании есть его портреты, пейзажи, эскиз росписи Елоховского собора. Особенно интересен прекрасно выполненный портрет жены, есть работы и его сына — Владимира. В Калужской картинной галерее в 2009 г. состоялась выставка А. Куликова, где были представлены три работы из собрания Шахрая.

Любопытный раздел собрания Владимира Шахрая – советское идеологическое искусство. По большей части, оно было неким идеологизированным китчем, но встречаются работы, выполненные мастерски, опытными художниками. Этот период в нашем искусстве был, от этого никуда не денешься, но он стал быстро забываться, и сегодня мало кто из нового поколения представляет, каким было официальное искусство в те годы.

История и искусство всегда тесно переплетены между собой – многие работы представляют не только эстетический интерес, но и историческую ценность. Коллекция, собранная Шахраем, безусловно, интересна и в том, и в другом аспекте. Остается только повторить, что пока она недоступна жителям нашего города. Владимир Шахрай уже много лет стремится к тому, чтобы выставить свое собрание на всеобщее обозрение. Но все его обращения о предоставлении подходящего помещения пока не находили положительного решения. К большому сожалению для всех нас, судьба широкого представления коллекции до сих пор остаётся неопределённой. Лишь в 2009 г. жители города смогли увидеть часть коллекции Владимира Шахрая на выставке в Музее истории города Обнинска.


Рис. 1. Группа московских художников: Илларион Голицын (верхний ряд слева), Ирина Каравай, сын Фаворского, друзья и родственники на открытии выставки Фаворского


Рис. 2. Глеб Смирнов, Любовь Смирнова, Екатерина Фадеева, Ирина Новаковская на открытии выставки Смирнова


Рис. 3. Владимир Шахрай, Алексей Тихонов и Андрей Васнецов

Текст Л.В. Марина, А.Н. Васильева

*Данный материал взят из книги «Приобнинский край. Город и окрестности. История и современность» (труды обнинского краеведческого объединения «РЕПИНКА»)

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.