Люди. "Жизнь и эпоха Джерома"

В начале прошлого века Джерома Клапку Джерома знали во всём мире, а его уникальности и таланте не сомневался вообще никто. Тому есть множество подтверждений. Он не мог спокойно пройти по улицам британской столицы, чтобы на него не оглянулись, не перекинулись словом или не попросили автограф. В заграничных путешествиях корреспонденты крупных и мелких изданий не давали ему прохода, одолевая требованием прокомментировать всё, что только можно: от политической обстановки в мире до способов приготовления бутербродов на завтрак. Нередко передовицы газет освещали вечера, на которых бывал Джером и зачитывал свои новеллы.




Сегодня на Туманном Альбионе имя Джерома Клапки Джерома известно разве что специалистам да истинным ценителям британской прозы. Тем удивительнее для англичан свидетельства негаснущей популярности Джерома у наших соотечественников.

Некоторые считают, что этот ажиотаж вокруг него был создан искусственно, мол, всех авторов, работавших после Джерома К. Джерома и, по мнению англичан, превзошедших его, в Советском Союзе, а затем и в России попросту замалчивали. Признаться, доля истины в этом есть: много ли вы назовете английских юмористов XX века? Однако утверждать, что они в чем-то превзошли и затмили Джерома, наверное, все-таки не стоит.

Не пытаясь переоценить сделанное им, нужно отметить, что Джером Клапка Джером остался неповторимым и непревзойденным в главном. Его подражатели копировали сюжеты и имитировали его интонации. Кажется, они даже освоили его стилистику, но… Способность Джерома находить комизм в простейших жизненных ситуациях, его изобретательность оставались уникальными – это скопировать не удавалось никому.

2 мая 1859 года в семье мелкого торговца Джерома Клэппа Джерома родился сын. Видимо, у папаши было туговато с фантазией, поэтому младенца окрестили точно так же – Джером Клэпп Джером. А может Джером-старший уже тогда предчувствовал скорые неприятности и разборки с кредиторами, потому и записал младшего отпрыска с такими же идентификационными данными.

Как бы то ни было, а будущий писатель был четвертым ребенком в семье. Старших сестер звали Паулина и Бландина. Был у Джерома еще брат Милтон, но он умер еще в младенчестве.

Семья Джеромов не сказать, что была богатой. А тут еще и отец семейства подсуетился: взял и снес все сбережения в местную МММ – горнодобывающую компанию, которая взяла да и обанкротилась. Ладно бы свои деньги инвестировал, так Джером-старший еще и в долги влез: у соседей занял, в банке кредит взял. В общем, коллекторы нередко гостили в доме будущего писателя. Об этом Джером К. Джером во всех красках написал в произведении «Моя жизнь и эпоха». Хотя, приврал, небось, немножко…

Чтобы не путали с отцом, вскоре Джером-младший заменил «Клэпп» в имени на «Клапка» и стал откликаться на Джером Клапка Джером. Поговаривают, назвался он так в честь отцовского приятеля – героического генерала Дьердя Клапки, участника Венгерской революции 1848 года, между прочим. Но мы-то знаем…

В юности Джером грезил о политической карьере. Хотя и литератором стать был не прочь: благо, сюжетов еще в детстве таких насмотрелся – садись и записывай, и придумывать ничего не нужно. Но скоропостижная смерть отца и матери в 1872 году внесла некоторые коррективы. Школу пришлось бросить и отправиться на заработки. Вскоре ему предложили работу в «Лондонской и Северо-Западной железнодорожной компании». Работа была несложная: ходи себе вдоль железной дороги и подбирай валяющийся на путях уголь. Четыре года провел будущий писатель за этим занятием.
Сестра Джерома по имени Бландина увлекалась театром. В 1877 году будущий писатель решил попробовать себя на сцене. Он придумал себе псевдоним, назвавшись Гарольдом Кричтоном, но совершил одну ошибку. Он пришел в труппу, которая ставила низкобюджетные и не пользовавшиеся популярностью у зрителей произведения, да еще и на средства самих актеров: не успеешь костюм себе пошить за свой счет, а тут уже режиссер бежит и требует пятерку на реквизит. Об этих приключениях можно прочитать в эссе Джерома «На сцене и за кулисами».

К 1880 году Джерома посетила мысль, что актерскую профессию надо бы бросать: за лицедейство денег не платят, а наоборот – так и норовят залезть в карман, большие театры тоже не спешат приглашать молодое дарование. А не поискать ли себе новое занятие?

Следующая пятилетка стала поистине ударной: кем только Джером ни работал – помощником юриста, упаковщиком, журналистом, даже учителем в школе. Но все было не то, пока в 1885 году не было издано веселое эссе «На сцене и за кулисами». Это был грандиозный успех, открывший молодому автору путь в большую литературу. Годом позже увидел свет сборник веселых рассказов «Праздные мысли лентяя».

21 июня 1888 года состоялось бракосочетание Джерома Клапки Джерома и Джорджины Элизабет Генриетты Стенли Мэрис. Вы удивитесь, но у побывавшей уже замужем Джорджины была дочь, которую, как и маму, звали Джорджина. Что не так с этими англичанами?

К слову, узами брака писатель и Джорджина Элизабет Генриета Стенли Мэрис сочетались спустя полторы недели после развода обладательницы длинного имени с ее первым супругом.

Зачем я это рассказываю? Да просто новобрачные провели свой медовый месяц, погрузив все самое необходимое в лодку и столкнув ее в Темзу. Принято считать, что именно это свадебное путешествие подтолкнуло Джерома к созданию одного из важнейших произведений писателя – повести «Трое в лодке, не считая собаки».



Его Джером начал писать, едва вернувшись из путешествия. Прототипами героев повести писатель сделал своих закадычных друзей — Джорджа Уингрейва и Карла Хеншеля. Нехитрая череда забавных историй, в которые попадают путешественники, переплетается с историей Темзы и ее окрестностей.

Успех повести был оглушителен. Главная река британской столицы стала туристической достопримечательностью. К 1909 году – двадцатилетнему юбилею издания – было продано более одного миллиона экземпляров книги. Конечно, с серией книг о Гарри Поттере или «Пятьдесят оттенков серого» это не сравнится, но по тем временам это было кое-что, поверьте!

Успех повести о путешествии по Темзе позволил Джерому К. Джерому больше не задумываться о материальном положении и полностью сосредоточиться на творчестве. В скором времени им были созданы несколько новелл и пьес, но ни одна из них не смогла даже приблизиться к успеху «Троих в лодке…».

В 1892 году Джерома позвали на редакторскую работу в журнал «Лентяй» — вместо знаменитого Редьярда Киплинга. Это был сатирический журнал для джентльменов с картинками, выходивший ежемесячно. Годом позже Джером стоял у истоков журнала «Сегодня», однако покинул и «Лентяя», и собственный проект из-за судебных разбирательств по делу о клевете. Дошутился, в общем.



В предпоследнем году XIX века писатель ненадолго прокатился в Германию. Из путешествия Джером вернулся вдохновленный на создание продолжения своей знаменитой повести «Трое в лодке…» Новый роман назывался «Трое на четырех колесах»: о турне уже известных нам персонажей на велосипедах по разным заграницам. С некоторой натяжкой и эту книгу можно было бы считать успешной, однако, далеко не в той степени, что первую.



В конце XIX века писатель побывал в Российской Империи. Он вообще очень тепло отзывался о наших соотечественниках. Чтобы в этом убедиться, загуглите его статью «Русские, какими я их знаю» (на русском выходила под названием «Люди будущего»). Уже в новом веке опубликованы «Школьные годы Поля Келвера» — автобиографический роман Джерома, как считают многие.

В начале Первой мировой Джером решил записаться в армию Великобритании, но на фронт писателя не взяли – возраст не тот, 56 лет как-никак. Тогда страстно желавший поехать на войну писатель отправился во Францию, где стал шофером армейской «санитарки». С фронта писатель вернулся совсем другим человеком: война и гибель падчерицы в 1921 году оказали на него угнетающее воздействие.

Летом 1927 года Джером возвращался в столицу из деловой поездки. В дороге у него случился апоплексический удар. Писателя успели доставить в госпиталь Нортамптон Дженераль, однако все усилия врачей оказались тщетны – 14 июня Джером Клапка Джером покинул этот мир. За год до этого он опубликовал свои воспоминания «Моя жизнь и эпоха».

Если будете в Оксфордширском Эвилме, загляните в Церковь Святой Марии – здесь покоится Джером Клапка Джером. Рядом находятся могилы его супруги, падчерицы и сестры Бландины, так любившей театр.

ТЕКСТ ТИМОФЕЙ МИШИН
Иллюстрации к книге «Трое в лодке не считая собаки». www.magnoliabox.com

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.