Из Лос-Анджелеса с любовью

Он родом из Обнинска, а теперь снимает кино в Лос-Анджелесе. В гостях у «Люди О» режиссер, сценарист и продюсер Влад Никитин.

— Влад, почему выбор пал на кино?
В.Н.: С раннего возраста я неизменно хотел связать свою жизнь с кино, либо как актер, либо как оператор или режиссер. Кино производило на меня сильнейшее впечатление. Одними из моих самых ярких жизненных опытов были походы в кино в детстве. Мне нравилось притворяться тем или иным персонажем, фантазия была неотъемлемой частью реальности: начиная от желания быть Человеком-пауком, потом стать актером, который его сыграет, и до первого похода в кинотеатр на первый фильм про Человека-паука…

— Обрисуй в двух словах свой путь из Обнинска до Лос-Анджелеса; расскажи об учебе.
В.Н.: Я родился и учился в Обнинске до окончания 9 класса. В 15 лет переехал в Англию, в город Брайтон, где 3 года учился на GCSE (аналогично 10-11 классам) и успешно сдал А-levels (выпускные экзамены) по социологии, английской литературе и фотографии. Кстати, о фотографии: это было для меня довольно сильным увлечением, я изучал известных фотографов, экспериментировал. Помню даже, один раз использовал вместо линзы глазной хрусталик рыбы, потому что меня интересовало, есть ли правда в понятии «fish eye lens». Но, хотя мне нравилась фотография, она не привлекала в качестве выбора карьеры.

Потом, тоже в Англии, в 2010 году я поступил и учился год на бакалавр по кинопроизводству в Arts University College at Bournemouth. Переехал в Лос-Анджелес в 2011 году, и учился 3 года на бакалавр по кинопроизводству в New York Film Academy (Данное учебное заведение представлено в трёх городах, в том числе и в Лос-Анджелесе. – Прим. корр.).

— Давай поговорим о твоём собственном фильме…
В.Н.: Для начала хочется напомнить о том, что представляют собой короткометражные фильмы: за короткое время нужно показать интересную историю в оригинальной форме с развитием персонажей, что бывает сложнее, чем в полном метре, так как каждая секунда на счету. Многие режиссеры, такие как Мартин Скорсезе, Ридли Скотт, Стивен Спилберг и другие начинали именно с этой формы. Фильм «Whiplash» («Одержимость») ‎Дэмьена Шазелла начинался как короткий метр, с помощью которого режиссер смог привлечь внимание и заручиться поддержкой финансистов для съёмок полнометражного варианта картины.
Мой короткий фильм «Grand Chinatown Robbery» («Ограбление в Китайском Квартале»), который я срежисcировал, написал, спродюcировал и смонтировал, рассказывает историю трёх молодых парней; и фильм не столько об ограблении, сколько про тинейджеров, представляющих себя грабителями. В картине я пытаюсь понять причины, которые толкают молодых людей на подобные бессмысленные поступки. Когда-то я был каждым из моих персонажей: один молчаливый парень, за которым почему-то тянутся остальные; другой готов идти на всё, лишь бы развеселить народ; и третий, кто попусту следует за остальными, будто попал на рельсы, с которых не можешь сойти…

— А как родился сценарий?
В.Н.: Будучи провинциальным русским, пишущим историю, происходящую с городскими американцами, я внимательно наблюдал со стороны, как и почему здесь происходят похожие несчастные случаи с подростками с оружием, какими могут быть эти люди, почему они встают на такой путь. Фильм содержит отсылки на американскую культуру и традицию насилия в ней, от названия (аллюзия на «Grand Theft Auto» и «Great Train Robbery») до многих постановочных кадров и архетипов (от «Сияния» Стэнли Кубрика, «Таксиста» Мартина Скорсезе и до фильмов Квентина Тарантино). Я считаю, что архетипы героев, демонстрируемые в кино и по телевидению, и их поступки косвенно отражаются на жизни и поступках людей в современном обществе, на их моральном компасе и менталитете. Во многом мои герои — это обычные парни, которые взяли на себя роли, которые уже где-то видели в подобной ситуации, и теперь исполняют судьбу этих героев, и только под конец их иллюзии ломаются, и они осознают настоящих «себя».

— Расскажи, пожалуйста, как подбирал актеров?
В.Н.: Часто бывают упрямые актёры с большим эго вместо таланта и терпения. Но мне с актёрами повезло, я был счастлив с ними работать!
Персонажи в моём фильме были его главной составляющей, и кастинг был залогом успеха. Мне было важно снять фильм таким образом, чтобы аудитория смотрела только в глаза актёрам и не отвлекалась на операторскую работу. Я имел хорошее представление обо всех героях, и кастинг на роли проводился довольно долго, в течение двух месяцев я посмотрел около 200 актеров. После я сузил выбор до 12 актеров на 3 главные роли, приглашал их группами на репетиции и менял местами, чтобы увидеть, какая комбинация лучше всего работает. В то же время с каждым из них мы работали над их персонажами.
Самое основное в работе режиссера с актёром — это добиться одинакового восприятия персонажа. Мы импровизировали сцены вне сценария, я наблюдал, какие решения они принимают в разных ситуациях, и если они делали что-то, что мне казалось неверным для их героя, я спрашивал, почему они сделали такой выбор. В процессе развивается доверие между режиссёром и актёром, и когда все настроятся на одну волну, актёр сам продолжит работу над персонажем в нужном русле.

— Что было самым сложным при создании фильма?
В.Н.: Самое сложное было до и после съёмок. Если съёмки шли 5 ночей, то процесс подготовки (от написания сценария до первого дня съёмок) шёл 4 месяца, а монтаж длился около года. Самое трудное было — найти китайский магазин. В самом Китайском Квартале в Лос-Анджелесе разрешение на съёмку от города для малобюджетного фильма получить невозможно. Мы нашли мексиканский магазин в довольно криминальном районе, договорились с владельцем снимать по ночам после закрытия и на протяжении трёх ночей наряжали магазин китайской бутафорией.
Самому тяжело монтировать свой фильм. Сценарий был изначально написан с прыгающими по времени сценами, хотя в монтаже получилось найти более эффективную комбинацию. Первая версия фильма шла больше 20 минут, а последняя — всего 13.

— Как обстоят дела с продвижением?
В.Н.: «Grand Chinatown Robbery» был принят в Канны на так называемый Court Métrage 2015. К сожалению, у меня не получилось туда поехать и представить фильм. Но он будет участвовать в конкурсах на двух фестивалях в Америке (Chain NYC и LA Shorts Festival) и ждет ответа еще от нескольких фестивалей. LA Shorts Fest (Los Angeles Shorts Film Festival) проходит уже в 19-й раз и показывает исключительно короткие фильмы. Вся его конкурсная программа одобрена Американской Академией Кино, то есть победители в этих категориях могут номинироваться на Оскар. Это лучший фестиваль для короткометражных фильмов на Западном побережье Америки, и его условия требуют премьерного показа всех фильмов в Лос-Анджелесе, поэтому пришлось отказаться от показа на некоторых других фестивалях.

— Кто из режиссеров привлекает тебя и чем именно?
В.Н.: Режиссеры нравятся те, которые могут ярко и по-своему рассказать историю, у которых образы из фильмов заседают в памяти навсегда. Мартин Скорсезе — один из самых интересных для меня режиссеров, его идеи насчет киноформы, знания и чувствительности несравненны. С Хичкока я начал изучать кино, его очень интересно читать, потому что он рисковал создавать новые способы, как рассказывать историю в кино. Когда-то я был помешан на его “Головокружении”. На Стэнли Кубрике я периодически застреваю, изучая месяцами; “2001: Космическая Одиссея” три года подряд хожу смотреть в кино. Сидни Люмет добивался такой игры от актёров, о которой можно только мечтать. Коппола, кроме «Крестного Отца», снял один из моих любимых фильмов – «Разговор». Чарли Кауфман пишет сценарии, как никто другой, их тоже можно разбирать месяцами…

— В заключение расскажи, пожалуйста, о семье.
В.Н.: Своей семье я обязан всем. В школе я далеко не был выдающимся учеником, меня интересовали другие вещи, например, 3D-моделирование и компьютерная анимация. Вместо отрицания или игнорирования моего непонятного хобби, отец поддержал меня, дал мне уверенности всерьёз заняться этими увлечениями, и мы вместе учились компьютерным программам, он даже поручил мне по чертежам смоделировать весы его компании для рекламы. Он же дал мне первые уроки монтажа, когда делал семейные видео. Вместе мы устраивали просмотры фильмов, он научил меня смотреть на них с критической точки зрения. Сестра вдохновляла своим стремлением стать архитектором, своими вкусами в музыке и искусстве, и она же подарила мне первый фотоаппарат. Больше всего я обязан своей маме, которая никогда не выказывала сомнений в том, получится ли у меня то, что я хочу. Она отправила меня учиться в Англию и в Лос-Анжелес, и все эти годы меня поддерживала.

Общалась Марина Юрова

0 комментариев

В этом топике запрещено оставлять комментарии