Тема номера. Настоящее Музея Космонавтики

Для бывшего директора первого в мире Калужского Государственного музея истории космонавтики имени К.Э. Циолковского Евгения Кузина 12 апреля — это не только профессиональный праздник, являющийся для музея одним из самых главных событий года. Это ещё и его собственный день рождения. Так удивительным образом совпало в жизни. Используя этот двойной повод, мы побеседовали с Евгением Николаевичем о его жизни, музее и современной роли космонавтики.



«ДЕНЬ ДВАДЦАТИЛЕТИЯ Я ЗАПОМНЮ НАВСЕГДА»

— Евгений Николаевич, а вы помните 12 апреля 1961 года?

— Это был великолепный день. У нас в Тульском политехническом институте была лекция, как сейчас помню, по начертательной геометрии. Занятия вел такой пожилой строгий преподаватель, никогда не улыбнется, а тут он вбегает в аудиторию — чуть ли не смеется. Мы даже сначала подумали: с ним не так что-то. А он нам говорит: ребята, сегодня такой замечательный день, впервые советский человек полетел в космос, это Юрий Гагарин. Естественно, лекции у нас отменили. А мне в этот день как раз 20 лет исполнилось, это был такой подарок. И я, хоть совсем молодой и не пьющий был тогда, все-таки со своими одногруппниками хорошо посидел под жареную картошку.

— Вы учились в институте на факультете «летательных аппаратов», то есть будущую профессию выбирали осмысленно, ведь ко времени вашего поступления в вуз уже был запущен первый спутник, космонавтика стала активно развиваться…

— Эта специальность действительно показалась мне интересной. Правда, сначала после школы, которую я закончил с золотой медалью, я пробовал поступать на физфак в МГУ. Но немецкий язык подвел. После этого работал сначала на железной дороге, потом в Калуге на машзаводе в литейном цехе и лишь затем поступил в Тулу. Вузовский диплом защищал по экранопланам. В 60-е годы это было чрезвычайно перспективное направление – разработка высокоскоростных транспортных средств, летящих в пределах действия аэродинамического экрана, то есть на относительно небольшой, до нескольких метров, высоте от поверхности воды, земли, снега или льда. Я после института несколько лет проработал в Сормово на предприятии, которое занималось этим производством. Но маленькому ребенку, который у нас с женой уже в то время появился, не подошел климат, и мы вернулись в Калугу. Здесь, конечно же, предприятий такого уровня тогда не было, и через несколько лет я пришел на работу в музей.

ГЛАВНЫЙ КОНСТРУКТОР СЫГРАЛ КЛЮЧЕВУЮ РОЛЬ

— История создания калужского музея стала уже легендарной. Говорят, что он стал возможет в городе благодаря личному вмешательству главного конструктора Сергея Павловича Королева?

— Еще в 1959 году группа видных советских ученых выступила с открытым письмом в газете «Литература и жизнь» по поводу того, что «в Советском Союзе, где уже произведено несколько запусков первых искусственных спутников Земли, необходимо создать такой музей, который бы отражал в будущем всю динамику освоения космического пространства». Высказывалось суждение, что строить такой музей надо в Калуге в знак уважения к памяти великого ученого, основоположника ракетодинамики и космонавтики Константина Эдуардовича Циолковского, долгое время жившего в этом городе и похороненного здесь.

Подписи засекреченного тогда конструктора ракет Королева в письме не было, но Сергей Павлович действительно сыграл ключевую роль в принятии положительного решения по вопросу строительства музея именно в Калуге. Сергей Павлович всегда считал Циолковского своим учителем, открыто об этом говорил, когда посещал Калугу в годовщину столетия Циолковского 15 сентября 1957 года, заседание проходило в драмтеатре. Посвященные очевидцы рассказывают, что его можно было видеть в президиуме среди высоких гостей.

Мысль о строительстве Музея истории космонавтики нашла широкую поддержку у общественности. На архитектурное решение будущего здания музея был объявлен конкурс. Победила московская группа архитекторов во главе с профессором Григорием Бархиным, и 3 октября 1967 года, в канун 10-летия запуска первого искусственного спутника Земли, музей был торжественно открыт для посетителей.



РАНЬШЕ ЭКСПОНАТЫ ПРОСТО ДАРИЛИ

— Широко известна фотография улыбающегося Юрия Алексеевича Гагарина с мастерком в руке на строительстве музея в Калуге…

— Юрий Алексеевич Гагарин впервые как высокий почетный гость посетил Калугу 13 июня 1961 года специально для того, чтобы заложить первый камень в строительство здания. Мастерок Юрия Гагарина хранится в наших фондах. Потом уже, став депутатом Верховного Совета СССР, он часто приезжал посмотреть на стройку. Многие первые наши космонавты оказывали тогда свою поддержку музею в его строительстве, активно вникал в проект и сам Сергей Павлович Королев и помогал, например, в обеспечении «начинки» музея, то есть в сборе первых экспонатов. А Юрий Алексеевич Гагарин оказывал личное содействие, например, в получении мрамора – тогда все было дефицитом.

— Как формировалась сегодняшняя уникальная музейная коллекция?

— Первые экспонаты поступили в музей в 1967 году из ОКБ С.П. Королева и В.П. Глушко. Это средства выведения на орбиту космических летательных аппаратов: ракеты, ракетные двигательные установки; сами космические летательные аппараты, их оборудование: датчики, космические инструменты и установки, полетные костюмы и скафандры, приборы обеспечения регенерации атмосферы, подогреватели пищи, емкости для хранения воды и многое-многое другое.



Особую ценность имеют те немногочисленные подлинные экспонаты, которые побывали в космических полетах. Это спускаемый аппарат космического корабля «Восток-5», спускаемый аппарат космического корабля «Союз-34», перчатка от скафандра для выхода в открытый космос летчика-космонавта А.П. Александрова, полетные костюмы других космонавтов, капсула, в которой на установке «Сплав 01» космонавты Ю.В. Романенко и Г.М. Гречко проводили на борту орбитального комплекса «Салют-6–Союз-26–Союз-27» эксперимент по плавлению и кристаллизации полупроводниковых металлических материалов, и многое другое.

Раньше многие экспонаты нам просто дарили или помогали их получить практически бесплатно. Теперь же даже те предприятия, которые должны быть заинтересованы в том, чтобы их продукция представлялась в музее, не очень-то охотно идут на это. Но, так или иначе, каждый год разными путями мы приобретаем около тысячи новых музейных предметов во все наши отделы. Это и одежда космонавтов, и филателия с космической тематикой, и соответствующая нумизматика, плакаты, фотодокументы, вещественные памятники и всяческие документальные материалы.

БЕЗ КОСМОСА ЖИЗНЬ ПРЕДСТАВИТЬ СЛОЖНО

— Да, экспонатов в музее действительно много. Вы как-то сказали, что главный зал музея из-за их обилия становится похожим на склад. Сейчас начала строиться вторая очередь музея истории космонавтики – она поможет решить эту проблему, и чем будет отличаться от действующих площадей?

— Вторая очередь, конечно, поможет нам свободно разместить крупногабаритные экспонаты, создавать полные коллекции каких-то видов космического оборудования. Например, нам очень хотелось бы иметь в музее полную коллекцию российских скафандров, спутников связи, метеоспутников, ракетных двигателей, новый спускаемый аппарат. Мы должны быть не только первыми в мире, но и лучшими. Возможно, так оно и случится со временем, ведь сразу ничего не происходит.



Космонавтика очень наглядно отражает состояние общества и страны. Когда я стал директором музея в 1987 году, в этом огромном здании текла крыша, ведра для сбора воды во время дождя по музею стояли, осыпались пандусы на центральном входе, у дома-музея Циолковского буквально сгнил забор. Мы все это сумели привести в порядок и, больше того, открыть два музейных филиала – в Боровске, в доме, где жил Циолковский, и в Калуге дом-музей Чижевского.

Вторая очередь музея будет в большой степени интерактивной. В ней установят уникальные тренажеры, имитирующие стыковку в открытом космосе, а также другие, не менее интересные, появится зона авиамоделирования, лекторий и многое другое. С уже существующим зданием новые площади будут соединены подземным переходом, а весь этот своеобразный в архитектурном решении комплекс хорошо будет виден с берега Яченского водохранилища со стороны бора. Насколько я знаю, работы строители ведут по графику, и уже к концу года появится каркас нового здания.

Между прочим, впервые речь о строительстве второй очереди музея в Калуге зашла еще во второй половине 80-х годов прошлого века, когда в нашем городе планировали строить серьезное космическое предприятие. Но начавшиеся в стране изменения не позволили этим планам осуществиться. А в 2007 году в Калуге проходило заседание президиума Госсовета, посвященного развитию отечественной космонавтики. Тогда в нашем музее побывал Владимир Владимирович Путин, он был впечатлен увиденным. И дело сдвинулось.

— Евгений Николаевич, вы долгое время наблюдаете за отечественной космонавтикой и ее развитием. Актуальна ли она еще для нашей страны или все наши достижения в этой сфере уже в прошлом?

— В 70-80-е годы ХХ века в космонавтике был некий романтический период, профессия космонавта была окутана ореолом героизма, каждый полет в космос становился громадным событием, а всех космонавтов знали по именам. Сейчас романтика прошла, космонавтика стала серьезной народнохозяйственной отраслью. Современную жизнь без ее достижений представить себе сложно. Взять хотя бы космическую связь, аэрофотосъемки, ведущиеся из космоса, и многие другие направления деятельности, которые делают жизнь человека лучше.

ТЕКСТ АНДРЕЙ ГУСЕВ
Фото предоставлены КГМИК имени К.Э. Циолковского

1 комментарий

stomatolog
На Алтае есть музей Германа Титова. Я там была. Видела первую космическую ракету, на которой в космос запускал Белку и Стрелку. много интересного узнала… Надо и сюда заглянуть…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.